Оторванность российской экономики от мирового хозяйства, международного разделения труда (МРТ), многосторонней торгово-экономической системы дает о себе знать постоянно. Теперь уже, кажется, никто не ищет причины такой оторванности и изолированности лишь в подрывных действиях реакционеров и дискриминационном курсе монополистического капитала Запада. Надо признать, что мы сознательно шли на самоизоляцию путем непризнания фундаментальных принципов мирового рынка, прежде всего не признавали равенство всех жизнеспособных форм собственности, недискриминационный режим в отношении любой из них, конкуренцию, реалистическое ценообразование. В числе причин такого рыночного нигилизма на первом месте, естественно, стоит приверженность вполне конкретной модели развития, основанной на господствовавшей трактовке марксистско-ленинской идеологии.
Идеологические установки расходились с практикой рынка, в том числе с тем, что разделение труда в мировом хозяйстве эволюционировало от межстранового к поотраслевому, затем — к потоварному и дошло до пооперационного. Идеологическим стандартам противоречило и то, что основными действующими лицами на мировом рынке выступали не рабочие и крестьяне, а международно оперирующие фирмы, прежде всего уже упоминавшиеся транснациональные корпорации.
Но главное, что «резало глаз», так это беспрецедентная ситуация, при которой благодаря компаниям, создавшим непосредственно международное производство, мировой рынок как бы шагнул внутрь стран. С экономической точки зрения это выглядело неплохо. Появилась уникальная возможность объединить весь цикл — теоретические научные исследования, технологические разработки, сам процесс производства и сборки, сбыт и последующее обслуживание в процессе комплектования — в единое целое, не ограниченное государственными пределами и при самом широком использовании конкурентных методов. Но с идеологических позиций ни для какой руководящей и направляющей партии места уже не находилось.
По-разному трактовались права человека, во все возрастающей степени стало расходиться в сравнении с мировой практикой понимание таких вроде бы незыблемых понятий, как национальный суверенитет, невмешательство во внутренние дела и др. На одни и те же морально-нравственные стандарты ссылались в подтверждение прямо противоположных политических позиций.

Подразделы этой страницы: